«Остины» в Русской Армии

Как уже говорилось, первыми бронеавтомобилями, прибывшим из-за границы в Россию, были машины английской фирмы «Остин» (Austin Motor Co. Ltd.). Она была основана бывшим техническим директором фирмы «Уолсли» (Wolseley) сэром Гербертом Остином в 1906 году, в помещении бывшей типографии небольшого городка Лонгбридж, недалеко от Бирмингема. Со следующего года она начала выпуск легковых 25-сильных автомобилей, а к началу Первой мировой войны производила несколько моделей легковых машин, а также 2/3-тонные грузовики (последние имели радиатор за двигателем и оригинальную передачу двумя карданами, которые шли к ступицам задних металлических колес).

Общий объем выпуска фирмы «Остин» к этому времени составлял более 1000 различных автомобилей в год, а численность рабочих — более 20 000 человек. Поэтому нет ничего удивительного в том, что закупочная комиссия Секретева быстро нашла общий язык с руководством «Остина».

29 сентября 1914 года с этой фирмой был подписан контракт на изготовление 48 бронированных автомобилей «по русской схеме». В качестве базы для бронирования решено было использовать легковой автомобиль так называемого «колониального» (colonial) типа (встречается еще наименование «туристский» тип). Как следует из названия, эта машина предназначалась для использования на проселочных дорогах и плохих шоссе. От обычного легкового шасси «колониальный» тип отличался усиленной рамой и подвеской, а также чуть более мощным двигателем в 30 л.с. (на обычном легковом — 25 л.с.) с магнето «Бош». Машина имела довольно массивные деревянные колеса так называемого «артиллерийского образца» (размер шин 895 х 135), карданную передачу на задний мост, 4 передачи вперед и одну назад, сцепление осуществлялось при помощи кожаного конуса.

Для бронирования использовались изготовленные фирмой «Виккерс» бронелисты толщиной 3,4–4 мм, приклепанные к металлическому каркасу Вооружение — два 7,62-мм пулемета Максима — предполагалось разместить в двух вращающихся башнях, которые из-за довольно высокой крыши над водителем имели ограниченные углы обстрела по ходу вперед. Вращение башен, опиравшихся на три ролика, осуществлялось поворотом специальной колонки, установленной на полу и приклепанной к стенкам башен двумя кронштейнами. Возимый боезапас — 10 000 патронов (40 коробок с лентами) — размещался в задней части корпуса под сидениями пулеметчиков.
Для посадки экипажа из четырех человек — командира, водителя и двух пулеметчиков — служила дверь в левом борту и две двери в корме. Для наблюдения за дорогой водитель имел откидные передние стенки, а в бою — смотровые щели. Кроме того, в распоряжении команды имелись смотровые глазки, закрывающиеся броневыми заслонками. Для лучшего охлаждения радиатора броневой лист перед ним был установлен на петлях и мог открываться с места водителя при помощи специальной тяги.

Для движения на поле боя бронеавтомобиль оснащался дополнительным комплектом колес с так называемыми буферными рентами. Они представляли собой ленту с резиновыми пупырышками довольно больших размеров, которые обеспечивали сцепление с грунтом. Перед боевым выездом машина должна была «переобуваться» — снимать колеса с пневматиками и ставить с буферными лентами. Для хранения второго комплекта колес в нижней части корпуса, под основанием башен имелся специальный отсек, закрываемый полукруглой броневой крышкой. Машина оборудовалась электроосвещением от аккумуляторов напряжением 12 В, включавшим в себя большую фару-прожектор внутри корпуса рядом с шофером, фары перед радиатором (за откидным броневым листом), двух габаритных стоп-сигналов по бортам корпуса и одного на корме, а также двух плафонов внутри броневика.
Масса готового бронеавтомобиля «Остин» (без вооружения, боезапаса и экипажа) составляла 166 пудов (2656 кг), каждый из них обошелся России в 1150 фунтов стерлингов. В русских документах того времени эти броневики именовались как «Остин» 1-й заготовки (далее по тексту — 1-й серии).

Надо сказать, что фирма «Остин» сработала очень оперативно — уже к середине октября была готова первая партия, а к концу месяца — все 48 бронемашин. Они были доставлены в Россию двумя группами — 35 броневиков к 16 ноября и 13 к 20 ноября 1914 года. Вместе с машинами в Петроград прибыл и директор завода «Остин» господин Анрик, так как английская фирма выполнила не все требования, выдвинутые русским заказчиком (установлены латунные петли вместо стальных, отсутствовали пулеметные установки, бронезащита пулеметов и т. п. Поэтому на доделку в России руководство «Остина» выделило по 300 рублей на каждый бронеавтомобиль. За счет этих средств мастерские Офицерской стрелковой школы изготовили установки для 7,62-мм пулеметов Максима, а также водяные бачки для принудительного охлаждения пулеметов.
Доставленные в Петроград броневики осмотрели представители русского Генерального Штаба и ГВТУ, предложившие внести в их конструкцию ряд переделок по опыту применения бронемашин 1-й автопулеметной роты. Главным из них стало усиление броневой защиты — к этому времени стало ясно, что 4–5-мм брони для надежной защиты от пуль недостаточно. Поэтому в мастерских Военной автомобильной школы провели доработку «остинов» — листы перед радиатором, водителем, на крыше над сиденьем командира и шофера, а также на сферической поверхности башен заменили на более толстые, из 7 мм брони. Таким изменениям подверглись 24 броневика первых восьми взводов (с 5 по 12-й), отправленные на фронт в декабре 1914 года. Как вскоре выяснилось, этой меры оказалось недостаточно.

3 марта 1915 года генерал-квартирмейстер штаба Северо-Западного фронта докладывал дежурному генералу при Верховном Главнокомандующем о применении автопулеметных взводов на «остинах» в 12-й армии следующее:

«22 февраля после проведенной разведки было решено направить автомобили для содействия атаке по дороге в направлении промежутка между Сестржанкой и Моцарже, и затем через лес по дороге на местечко Дзюбели.
Выйдя в 7 часов утра, автомобили подошли к противнику на 900 шагов и открыли огонь. Противник немедленно открыл пулеметный огонь, которым броня автомобилей была пробита в нескольких местах. На автомобиле „Сильный“ был убит поручик Рубец и ранен шофер, после чего автомобиль ушел. На автомобиле „Славный“ двумя пулями ранен шофер, убит подпоручик Иогансон и ранен штабс-капитан Цорн. Ввиду остановки машины штабс-капитан Цорн лично пробрался до наших окопов, и с наступлением темноты „Славный“ был вывезен из-под огня.
Существенной пользы автомобили не принесли, так как действовали против укрепленной позиции противника с несоответствующими для них целями: по редким цепям и изготовившимся к стрельбе пулеметам. Потери: убиты поручики Иогансон и Рубец, ранены штабс-капитан Цорн и четыре нижних чина».
Это печальный опыт послужил толчком для перебронировки всех прибывших из Англии «остинов» более толстой броней. Работы начались в середине марта и полностью завершились в сентябре 1915 года. При этом часть машин поступала для перебронировки на Ижорский завод, часть переделывалась мастерскими Военной автошколы и Запасной броневой роты, автомастерской в городе Вильно, а также фронтовых мастерских. В последние пункты броневой лист, башни и цилиндрические подбашенные основания доставляли с Ижорского завода. Согласно докладу командира Запасной броневой роты капитана Халецкого от 23 сентября 1915 года, объем проведенных работ был следующим:
«Взводы, формированием которых я заведовал (с 13-го по 20-й), получили броневые автомобили, несколько улучшенные по сравнению с теми, которые имелись во взводах первого формирования, то есть начиная с 5-го. Улучшение это состояло:
1. В постановке более толстой брони, то есть вместо бывшей ранее 4–5 мм, с коей и пошли в бой первые взвода, была установлена броня в 6–7 мм;
2. Постановке особой броневой планки против латунной петли, которой скрепляет откидную дверцу перед сиденьем шофера и офицера с броней автомобиля;
3. Были сделаны броневые укрытия для кожуха пулемета;
4. Сделано броневое укрытие для задней оси автомобиля;
5. Произведено усиление рессор.
Подобные улучшения, как мне кажется, были вызваны опытом работы автомобилей на фронте».

Любопытно, что на некоторых машинах, во время перебронировки изменяли и конструкцию бронекорпуса. Например, таким был «Остин» «Гвардеец» из состава 22-го автопулеметного взвода, а также одна из машин 5-го броневого дивизиона (предположительно из 10-го отделения).
Естественно, что более толстая броня и установка новых деталей вызвали увеличение массы броневиков и, как следствие, перегрузку шасси. В результате, на многих машинах наблюдался прогиб рессор, рамы шасси и деформация мостов, что требовало дополнительного усиления этих деталей. В результате, боевая масса броневика (по сравнению с первоначальной) возросла с3,36тд0 3,8–3,9 т. Естественно, это не лучшим образом отразилось на динамических качествах машин. Несмотря на это, «остины» 1-й серии активно использовались в боях вплоть до конца 1917 года, а затем и во время Гражданской войны (любопытно, что среди фото русских бронемашин Первой мировой войны, которые видел автор, по непонятной причине преобладают как раз «остины» 1-й серии).

О состоянии этих бронемашин после двух лет активной эксплуатации можно судить по акту об осмотре машин 2-го автобронедивизиона, проведенному 7 января 1917 года.
«Комиссия, назначенная по отделению генерал-квартирмейстера штаба 2-й армии, в составе: председателя Комиссии, командира 2-го бронедивизиона капитана Горлицкого, членов командира 8-го отделения капитана Маликова, 9-го отделения капитана Соловьева, заведующего снабжением дивизиона штабс-капитана Косторского и вольнонаемного механика 2-й автороты Великобританского подданного Дональда Гуга, осмотрели бронеавтомобили (пулеметные) 8-го отделения: „Славный“, заводской двигатель № 169/623, шасси № 1939, „Сильный“, заводской двигатель № 170/623, шасси № 2033, 9-го отделения „Ястреб“ заводской двигатель № 169/623, шасси № 2031, „Орел“ заводской двигатель № 135/623, шасси № 2021, входящие в состав 2-го броневого дивизиона, и нашли:
1. Все предъявленные автомобили на ходу;
2. У всех машин очень низкое шасси (главный картер не выше 6–7 дюймов от поверхности земли), то есть низкий ход, что делает совершенно невозможным движение не по шоссе.

3. Эти бронеавтомобили первой получки в России забронированы были английской броней в 3–4 мм. Опыт боевой работы показал, что броня означенной толщины свободно пробивалась остроконечной (не бронебойной) пулей, почему в апреле 1915 года эти машины были на наших заводах перебронированы русской броней в 7 мм, непробиваемой остроконечной пулей, но зато увеличившей нагрузку пудов на 70, следствием чего явилась перегрузка машин, прогиб и слабость заднего моста, и связанная с этим поломка сателлитов и полуосей, частые прогибы рамы, оседание коробки скоростей, перекос рамы и поломка рессор.
Хотя вышеуказанные причины перегрузки по возможности устранены и машины в данное время на ходу, но все же в теперешнем состоянии машины едва ли смогут выполнить всю ту трудную боевую работу, которая от них в недалеком будущем может потребоваться. Все вышеизложенное заставляет Комиссию высказаться за возможно более скорейшую замену устаревших машин другими, более совершенной конструкции этой же марки».

 

Быстрое выполнение фирмой «Остин» заказа на броневые автомобили и их приемлемые (после модернизации) боевые качества — кроме «Руссо-Балтов» Добржанского, других бронемашин на фронте тогда не было — послужили причиной заказа Англо-Русским правительственным комитетом в Лондоне еще 50 бронемашин у фирмы «Остин». Договор был подписан 22 апреля 1915 года со сроками поставки — первого броневика к 6 мая, 20 — к 14 мая и 29 — к 14 июня. При этом в конструкцию бронеавтомобилей вносились изменения по опыту эксплуатации «остинов» 1-й заготовки: до 7 мм усиливалось бронирование, увеличивался горизонтальный угол обстрела пулеметов, усиливалось шасси.
Из-за переработки конструкции автомобиля и перегрузки военными заказами для английской армии, первые 12 «остинов» новой партии отправили в Россию только в конце июля 1915 года, затем 17 машин — в августе, 12 — в сентябре, 7 — в октябре и 2 — в ноябре. Кроме того, в июле с фирмой «Остин» заключили соглашение на изготовление дополнительных 10 бронемашин, отправленных в ноябре — декабре.
Первые «Остины» 2-й серии прибыли из Архангельска в Петроград в первых числах августа, а последние из 60 заказанных — в конце декабря 1915 года. В документах того времени эти бронеавтомобили назывались «Остин» 2-й заготовки (далее по тексту — 2-й серии).

По сравнению с предыдущими машинами выпуска 1914 года, они имели усиленное шасси с более мощными рессорами и мостами, а также колесами с шинами увеличенного размера (920 х 135). Кроме того, машина получила 6-цилиндровый двигатель мощностью 50 л.с., разработку которого фирма «Остин» вела еще с 1911 года. В результате этого у нового броневика увеличился клиренс (250 мм против 200 мм у машин 1-й серии[5]).

Бронекорпус «остинов» 2-й серии собирался из 7-мм бронелистов, изготовленных фирмой «Виккерс». По сравнению с машинами 1-й серии была изменена форма крыши над шофером, что дало возможность вести огонь из пулеметов вперед по ходу машины. Правда, бронекорпус в задней части был укорочен на 450 мм, а двери в кормовом листе ликвидировали, что привело к тесноте в боевом отделении и неудобству посадки и высадки экипаж (для этого имелась только одна дверь в левом борту).
«Остин» 2-й серии получил бронезащиту передних рессор и рамы в нижней части, была убрана внутрь тяга для открывания бронелиста перед радиатором (на машинах 1-й серии были случаи, когда ее перебивало при обстреле), а большую фару-прожектор из боевого отделения переместили на крышу и закрыли броневым колпаком. Судя по русским документам, часть машин не имела отсека для хранения второго комплекта колес в нижней части основания башен — их оборудовали этим уже в России (как и машины
1-й серии, «остины» 2-й серии имели два комплекта колес — на пневматиках и с буферными лентами).

Новые броневики имели такую же схему электрооборудования, конструкцию башен и экипаж, как и заказанные в 1914 году Правда, для улучшения вытяжки пороховых газов из боевого отделения при стрельбе в крыше башен увеличили диаметр вентиляционного отверстия, закрытого броневым колпаком.
Масса «Остина» 2-й серии без экипажа, вооружения и боекомплекта составляла 208 пудов 20 фунтов (3336 кг).
Для вооружения «остинов» 2-й серии в ноябре 1915 года на Путиловском заводе заказали 100 комплектов пулеметных станков, еще 20 изготовили мастерские Офицерской стрелковой школы. Их монтаж, установку охлаждающих бачков к пулеметам и вооружения вели мастерские Военной автошколы и Запасной броневой роты. Небезынтересно привести результаты испытания обстрелом «остинов» 1 и 2-й серий, проведенные 3 октября 1915 года на полигоне Офицерской стрелковой школы. Стрельба велась с дистанции 400 шагов (280 м) из 7,92-мм немецкой винтовки «Маузер» 98К и 7,92-мм пулемета MG-08 с 440 шагов (308 м):
«Стрельба из германской винтовки на дистанции 400 шагов по:
а). Автомобилю „Остин“ 1-й заготовки, поставленному левым боком;
б). Автомобилю „Остин“ 1-й заготовки, поставленному задней стенкой;
в). Автомобилю „Остин“ 2-й заготовки, поставленному левым боком…
Результаты следующие:

В автомобиль „Остин“ 1-й заготовки попала в заднюю стенку 1 пуля, и в башню 1 пуля, обе не пробили броню — небольшое углубление;
В автомобиль „Остин“ 1-й заготовки, поставленный боком, попала 1 пуля, не пробила — углубление большое;
В автомобиль „Остин“ 2-й заготовки попала 1 пуля, не пробила, углубление значительное.

На дистанции 440 шагов была произведена стрельба из германского пулемета по четырем автомобилям „Остин“ 1 и 2-й заготовки. Результаты следующие:
При осмотре новых „остинов“ 2-й серии, несмотря на видимый ряд преимуществ по сравнению с машинами 1-й серии, у русских офицеров мнения разделились. Например, командир Запасной броневой роты капитан Халецкий в своем рапорте сообщал в ГВТУ:
„1 сентября 1915 года я по поручению подполковника Тернавского вместе с командирами 7-го автопулеметного взвода штабс-капитаном Мицкевичем и 12-го взвода штабс-капитаном Лоппе, бывшим командиром 8-го взвода штабс-капитан Цорном и прикомандированным к Военной автомобильной школе штабс-капитаном Домбровским, осмотрели 5 броневых автомобилей „Остин“, доставленных в Военную автошколу в самое последнее время из Англии.
Эти машины имеют некоторые изменения по сравнению с ранее доставленными. Главным улучшением этой конструкции является, по мнению всех осматривающих, увеличение высоты хода и увеличение района обстрела пулеметных башен и, кроме того, броня на этих автомобилях, по-видимому, такой толщины, какая признана необходимой на основании опыта.
Все остальные изменения, как то: уничтожение задних дверей, уменьшение внутреннего помещения автомобиля вследствие укороченной длины короба, уничтожении возможности помещать запасные колеса в нижних люках башен, совершенно неудовлетворительное приспособление для управления автомобилем при движении задним ходом и некоторые другие — являются изменением конструкции в худшую сторону, так что трудно сказать, какие стороны доминируют в новой конструкции бронеавтомобиля — положительные или отрицательные“.

В августе 1915 года первые „остины“ 2-й серии поступили на вооружение 24-го автопулеметного взвода, а с октября они стали отправляться на фронт в составе ново-сформированных взводов. Как и в случае с машинами 1-й серии, во время боев остро встал вопрос о заднем рулевом управлении: часто во время боевых выездов, развернуть тяжелый броневик для выхода из-под огня на дороге было трудно, а порой и невозможно. При наличии второго поста водителя машина могла выезжать в бой задним ходом, а отходить передним, позволявшим двигаться с большей скоростью.И если на „остинах“ 1-й серии монтаж заднего рулевого управления затруднялся наличием дверей в корме, то у машин 2-й серии их не было. Поэтому уже к началу 1916 года на фронте силами автопулеметных взводов начали оснащать „остины“ 2-й серии кормовым постом управления. Вероятно, пионером в этом был 26-й взвод под командованием штабс-капитана Поплавко. В „Журнале военных действий“ об этом говорится так:

„4 марта 1916 года закончено второе (заднее) управление на машине „Черт“. Управление аналогичное машине „Черномор“ посредством троса, идущего из-под переднего штурвала к задней стенке автомобиля, где сделано рулевое колесо“. Одновременно с этим, броневики получали дополнительную дверь в корме корпуса для облегчения посадки экипажа. Судя по имеющейся у автора информации, кормовой пост управления получили далеко не все „остины“ 2-й серии. Некоторое количество машин в 1916 году оборудовали задним рулем в мастерских Запасной броневой роты, причем проект этой установки разработал старший механик мастерских Зиммеринг.

Согласно акту об испытании, результаты были следующими:
„1. Предложенная конструкция вполне рациональна, так как даст удобство управления при заднем ходе;
2. Применение качающегося рычага вместо обычной рулевой колонки признается вполне удачным в силу крайней тесноты помещения и возможности в любом положении рулевого управлять рычагом;
3. При испытании обнаружено ослабление гибкой передачи тросами, повлиявшее на неодинаковость поворота вправо и влево, что легко устранимо применением двух контргаек в натяжных втулках;
4. Поворотливость автомобиля задним и передним ходом была проверена на площади перед Михайловским манежем, причем диаметр внешнего круга при ходе вперед определился в 22 шага, а при ходе назад — 16 шагов“.
Характерной особенностью „остинов“ 2-й серии с задним постом управления конструкции инженера Зиммеринга являлись дополнительные бронелисты на корме, установленные в виде клина.

Динамику отправки „остинов“ 2-й серии можно узнать из доклада заведующего техчастью броневой школы при Запасной броневой роте капитана Комарова, датированного 31 июля 1916 года:
„Сведения о количестве бронеавтомобилей, поступивших от Военной автошколы в Запасную бронероту за время с октября 1915 года по 12 июля 1916 года:
Броневые автомобили „Остин“ с двигателем 50 HP — 58 штук.
Из этого количества отправлено на фронт — 48 штук;
Выдано в 44, 45, 46, 47-й пулеметные взводы — 8 штук;
И в Собственный Гараж Его Величества — 1 штука.
Осталось в запасе в Гараже роты, предназначенный для отправки в 9-й взвод — 1“».
К этому документу следует добавить, что два «остина» 2-й серии ушли на фронт еще в августе 1915 года в составе 24-го автопулеметного взвода, а направленный в «Собственный Гараж Его Величества» предназначался для установки полугусеничного хода конструкции прапорщика А. Кегресса. Таким образом, новые «остины» поступили на вооружение взводов с 24 по 47-й, кроме того, ими перевооружили 25 и 29-й взвода с нестандартной матчастью, а также заменили несколько выбывших из строя «остинов» 1-й серии.

Летом 1916 года Англо-Русский правительственный комитет провел переговоры с фирмой «Остин» относительно поставки в Россию дополнительного количества броневых автомобилей, при этом в их конструкцию предполагалось внести ряд изменений опыту эксплуатации и боевого применения машин аналогичной марки 1 и 2-й серий. Проект новой броневой машины англичане разработали в самые короткие сроки, после чего отправили его для утверждения в Россию. «Добро» было получено быстро, и уже 25 августа 1916 года Англо-Русский правительственный комитет заключил с фирмой «Остин» контракт № 3993–3 на изготовление 60 бронированных автомобилей «Остин», а также на поставку 60 шасси для бронировки в России. Согласно журналу № 40 Комиссии по броневым автомобилям от 7 сентября 1916 года новый броневик должен был отличаться от предыдущих следующим:
«Изменения в сравнении с имеющимися у нас броневыми автомобилями „Остин“ последней получки:
1. Установлен задний руль;
2. Применены пуленепробиваемые стекла;
3. Для укрытия пулеметов имеются броневые щеки;
4. В задней части имеется входная дверь;
5. В каждой башне установлено по одному фонарю, которые могут быть спрятаны в башню или выставлены наружу».

В конце августа 1916 года фирма «Остин» изготовила первый образец нового шасси для бронировки. От предыдущего (2-й серии) оно отличалось усиленной подвеской и, главным образом, встроенным задним рулевым управлением. 10 сентября представитель Англо-Русского правительственного комитета в Лондоне генерал Гермониус отправил в Петроград телеграмму об осмотре и испытании «образцового шасси „Остин“», проведенного 8 сентября 1916 года:
«Вес самого шасси 102 пуда, нагружено было 180 пудами. Пробег был сделан из Бирмингема в Лондон на расстояние 80 верст, на прямых участках скорость была 80 км/ч, средняя 55 км/ч.
После пробега при наружном осмотре никаких дефектов найдено не было, за исключением погнутия рессор».
Одновременно Гермониус запрашивал, «на какую нагрузку следует испытывать следующие шасси, дабы не было сомнения в их нагрузке».
Для рассмотрения этого вопроса 15 сентября собралась Комиссия по бронеавтомобилям, которая постановила: «…Испытание должно производиться при полной нагрузке плюс 10 пудов перегрузки, однако в данном случае при испытании за границей шасси „Остин“, принимая во внимание, что пробег производится по гладко шоссированной дороге, Комиссия считает необходимым перегрузку увеличить до 30 % общей нагрузки, то есть до 54 пудов. Всего нагрузка на шасси должна быть 180+54=234 пуда».
Именно на такую нагрузку — 234 пуда или 3744 кг — и испытывались все сдаваемые шасси для бронировки «остинов» 3-й серии.
Их изготовление началось в октябре 1916 года, и к 11 февраля 1917 года Англо-Русский правительственный комитет принял 33 броневика, которые начали прибывать в Россию в апреле того же года. Для ускорения боевой готовности новых броневиков технический отдел ГВТУ 22 февраля 1917 года заказал на Путиловском заводе «120 пулеметных установок по образцу работающих на фронте, к 60 бронированным „остинам“, прибывающим из Англии».

Первые 9 «остинов» 3-й серии прибыли в Петроград в конце мая 1917 года, и были осмотрены представителями ГВТУ и Запасного броневого дивизиона.

Новая машина внешне представляла собой несколько измененный броневик 2-й серии с двигателем мощностью 50 л.с. Правда, она имела усиленное шасси, задний мост и встроенный задний руль, что увеличивало маневр на поле боя. Бронекорпус, в целом повторяющий конфигурацию машин 2-й серии (за исключением кормы) был изготовлен из 7-мм брони. Для предотвращения проникновения внутрь свинцовых брызг при обстреле машины герметизация башен, дверей и люков была улучшена при помощи дополнительных накладок. Для удобства посадки экипажа из пяти человек — командир, два шофера и два пулеметчика — броневик имел две двери в бортах корпуса и люк в корме.
Машина оборудовалась двумя фарами в башнях, которые выдвигались наружу через люки в крыше, одной за откидным бронелистом защиты радиатора, а также три стоп-сигнала — два на бортах и один на корме. Кроме того, на башнях уже имелись броневые «щеки» для защиты пулеметных стволов.
Существенным улучшением «Остина» 3-й серии, по сравнению с предыдущими образцами, стала установка на нем пуленепробиваемых стекол. Они крепились перед водителями переднего и заднего постов, а также перед командиром машины. Их конструкция представляла несколько рядов стекла особой закалки с прослойками из прозрачного целлулоида, который не позволял осколкам разлетаться при попадании пуль и осколков. Разработка этих стекол велась по требованиям русской стороны с привлечением наших специалистов. Каждый «Остин» 3-й серии имел по три комплекта уже установленных на машине, и еще по шесть комплектов давалось в запас.

Естественно, конструкция этих стекол была далека от совершенства, а прозрачность оставляла желать лучшего (за счет целлулоидных прослоек), однако это был первый в мировой практике опыт установки пуленепробиваемых стекол на бронеобъекгы.
К сожалению, автору не удалось найти подробных документов по доставке «остинов» 3-й серии в Россию и их отгрузке из Архангельска в Петроград. Достоверно известно лишь то, что к концу августа 1917 года в Запасной броневой дивизион поступило не менее 35 таких машин, а также то, что все 60 броневиков отправили в Россию, причем последние ушли в июле 1917 года. Судя по ситуации, которая сложилась на тот момент в стране, их доставка из Архангельска могла затянуться до зимы 1917 года.
Автору не удалось обнаружить сведений об отправке «остинов» 3-й серии на фронт в течение лета — осени 1917 года, хотя такая возможность не исключена. Тем не менее в основной своей массе эти броневики поступали уже на вооружение автоброневых отрядов Красной Армии в годы Гражданской войны.
Следует сказать, что с изготовлением 60 бронемашин 3-й серии история «Остина» для Русской Армии не завершилась. Дело в том, что в начале 1917 года Англо-Русский правительственный комитет обсудил с фирмой «Остин» возможность изготовления еще 70 броневых автомобилей, причем несколько измененной конструкции — по типу бронемашин, которые предполагалось изготавливать на Путиловском заводе, а также усиленной передачей и измененным сцеплением. Последнее было связано с тем, что использовавшееся на «остинах» всех типов механизм сцепления с помощью кожаного конуса оказался не совсем удачным для использования на броневиках — при движении по тяжелым дорогам оно часто просто «горело» Поэтому русский заказчик предложил английской фирме переработать этот агрегат.

18 февраля 1917 года из Лондона от генерала Гермониуса пришел ответ по поводу переговоров с «Остином» относительно нового заказа на броневики:
«Министерство снабжения заявило, что 70 бронеавтомобилей „Остина“ могут быть готовы к концу сентября при условии, что шасси и броня будут такого же типа, как это принимается на заказанные 60 автомобилей.
Изготовление типа шасси с двойными задними колесами, усиленной рамой, передачей 15–60 и броней Путиловского завода, не может быть организовано для такого малого количества, как 70 штук, так как очень трудно получить нужные материалы, инструменты и соответствующую броню.
Организация изготовления нового типа возможна только при условии, что мы возьмем не только 70 автомобилей, но готовы брать после этого в течение войны еженедельно определенное количество автомобилей, приблизительно 5–6. С финансовой стороны на такие условия препятствий не встречается, так как английское казначейство согласно кредитовать заказ бронеавтомобилей. В случае заказа нового типа шасси сроки сдачи первых 70 значительно отдаляются, и начало поставки — с октября.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.