«Морские» броневики

Свои броневые автомобили имелись и у русских моряков. Инициатором появления броневых машин на вооружении флота являлась Комиссия по вооружению сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого (город Ревель). Еще 14 декабря 1914 года она предложила использовать для обороны сухопутного фронта броневики с пушками. По первоначальному же проекту для этой цели предназначалась установка 18 стационарных скрывающихся броневых башен с двумя 76-мм орудиями в каждой. Но проведенные расчеты показали, что башни получаются слишком дорогими и требуют много времени и средств на их сооружение.


По мнению членов Комиссии броневики, укрытые в казематах, могли быстро выдвигаться на заранее оборудованные позиции и успешно отражать штурм. Для обеспечения их действий предполагалось создать вокруг крепости сеть хороших шоссе и убежищ в районе пояса фортов.
По первоначальному варианту планировалось изготовить 12 бронемашин (по числу фортов), но уже 27 июня 1915 года комендант крепости обратился к командующему Балтийским флотом с просьбой о постройке 18 броневиков, вооруженных 76-мм противоштурмовой пушкой. После непродолжительного обсуждения эта идея получила одобрение Морского Генерального штаба.
В качестве образца моряки выбрали броневик «Гарфорд», уже изготовлявшийся Путиловским заводом по заказу военного ведомства. А так как нужных шасси у флота не нашлось, морской агент в Вашингтоне получил задание срочно закупить 18 грузовиков «Гарфорд» без кузовов и стартеров. 2 сентября 1915 года был подписан контракт с Путиловским заводом на изготовление 18 броневиков общей стоимостью 440 тысяч рублей. Первые шесть машин предполагалось сдать 2 января 1916 года, затем по шесть 2 февраля и 2 марта, «при условии получения заводом шасси не позднее 1,5 месяца со дня выдачи заказа».

Грузовики отправили из Америки на пароходе «Элен»
12 октября 1915 года, 14 декабря их разгрузили в Архангельске и 13 февраля 1916 года доставили в Петроград. Естественно, что сроки сдачи готовых машин сдвинулись.
Правда, еще до прибытия «гарфордов» на Ижорском заводе началось бронирование двух 3-тонных грузовиков «Пирс-Арроу» для сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого. Их вооружение состояло из 76-мм горной пушки образца 1904 года на морской тумбовой установке, смонтированной в полностью бронированной башне, и двух пулеметов «максим» в спонсонах в кормовой части кузова. Кабина машины также была полностью защищена броней.

Впоследствии обе машины «Пирс-Арроу», изготовление которых завершилось в июле 1916 года, поступили на вооружение Морского запасного броневого дивизиона и использовались в качестве учебных. После развала Русской армии одна машина состояла на вооружении в Латвии до конца 1920-х годов, другую захватили немцы.
Что касается «гарфордов», то их бронировка началась в марте 1916 года, а последние машины передали представителям заказчика в первых числах декабря 1916 года.
«Морские» «гарфорды» изготавливались по тому же проекту, что и сухопутные, на таком же 5-тонном шасси (как уже говорилось выше, шасси такого типа у фирмы «Гарфорд» было только одного образца). Никаких усилений брони не производилось. Единственными изменениями по сравнению с аналогичными броневиками военного ведомства стали оснащение их задним рулевым управлением сразу же при бронировке и увеличение боекомплекта для орудия — на «морской» машине имелось 60 снарядов против 44 на сухопутной.
Все «гарфорды» поступили на вооружение Броневого артиллерийского дивизиона сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого, состоящего из шести взводов по три броневика в каждом. В августе 1917 года 1-й взвод дивизиона («гарфорды» «Ревелец» и «Непобедимый», название третьей машины автору неизвестно) принимали участие в боях, которые 12-я армия Северного фронта вела под Ригой. Машины действовали совместно с 1-м Сибирским стрелковым корпусом генерал-лейтенанта Новицкого и поддерживали 11-й и 77-й Сибирские стрелковые полки в боях у мыз О лай, Ролбум, Боренберг и Раденпрайс. Все три броневика в этих боях были потеряны и попали в руки немцев.
Для восполнения потерь 9 сентября 1917 года морской министр направил письмо в ГВТУ с «ходатайством об отпуске трех броневых машин Артиллерийскому дивизиону Морской Крепости Петра Великого взамен потерянных в боях в августе месяце». Но из-за отсутствия свободных «гарфордов», начальник ГВТУ сообщал:
«Принимая во внимание необходимость поддержки боевой деятельности артиллерийского дивизиона, предлагаю взамен пушечных выдать ему три пулеметных броневых автомобиля, о чем, если последует согласие, ГВТУ сделает распоряжение Запасному броневому дивизиону».
В первых числах октября 1917 года два морских «гарфорда» участвовали в Моонзундской операции, поддерживая Морской «батальон смерти» капитана 2-го ранга П. Шишко в боях на Ориссарской дамбе, соединявшей острова Эзель и Моон. При эвакуации оба броневика пришлось взорвать.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.